Каталог железобетонных изделий

Арьевский завод жби реестродержатель

Почему люди готовы отречься от лучших мгновений в их жизни, как от греховных? Почему они предают лучшее в себе? Что заставило их поверить, будто земля — царство зла, а безысходность — их судьба? Реардэн не мог определить причину, но знал, что она должна быть названа. Неужели ты никогда не чувствуешь? Просто чувствуешь, не задавая вопросов. Он напомнил себе, что надо продать акции «Д’Анкония коппер», которая так и не оправилась после прошлогоднего краха, и купить акции Корпорации прогресса и международной взаимопомощи, как он договорился со своими приятелями. Работа связана со звуком, но я уверен, что это не заинтересует вас. Он рассмеялся: — Не надо смотреть на меня так, будто я сплошная рана, до которой страшно дотронуться. — Она смотрела на маяк. Я не согласен с тобой, Лилиан. Ваш моральный кодекс требует лишить любовь ценностного содержания и отдать ее первому встречному бродяге, требует любить его не за достоинства, а за их отсутствие, не в награду, а из милости, такая любовь не плата за добродетель, а чек на предъявителя за порок. — Я ни разу в жизни не нарушал данного мною слова. Перед лицом памятников величию человеческого духа — фабрики, скоростной магистрали или моста — вы по-прежнему проклинаете свою страну за безнравственность, ее достижения относите на счет вещизма и алчности и рассыпаетесь в извинениях за величие своей родины перед дряхлой Европой, поклоняющейся прокаженному босяку-мистику.

Постоянно, по любому поводу «почему?». Может, доктор Феррис и мистер Томпсон это согласовали. Он вновь обнаружил то чувство, которое испытывал всегда, но никак не мог осознать, потому что оно всегда было безусловным и непосредственным, — чувство, не позволяющее ему приходить к ней страдающим. Она подалась вперед, сняла трубку со стоявшего на столе телефона и протянула ее ему: — Позвони Реардэну и отмени заказ. Компанию возглавлял Марк Йонтс. — Надо найти телефон и вызвать другую бригаду. — Я считаю, что задачей и целью Национального железнодорожного союза является сохранение и защита интересов крупнейших железных дорог, а не вшивых узкоколеек Северной Дакоты. Бойл кивнул и так и остался покачивать головой с покорностью нерасторопного слуги, а затем стрелой помчался в другом направлении. Дэгни вдруг ощутила давно забытое чувство: чувство одиночества. — Нет, — сказал Галт, — вы не хотите, чтобы я думал. Если бы ты дал нам хоть какой-то шанс, Джим. Это было что-то новенькое, и он спрашивал себя, что бы это значило. Сегодня, спустившись поздно вечером в столовую, Эдди заметил его в углу полупустого зала.

Все о арьевский завод жби реестродержатель

Их выбор удивил всех, кроме меня: современные мыслители считали, что установка знаков в фундамент ф1 несущественна, а современные физики считали, что мышление несущественно. — Она повернулась к Реардэну: — Дорогой, может, объявить по этому поводу национальный праздник? — Ты добр, Генри, — сказала мать, — но не так часто, как хотелось бы. — Я понимаю, что арьевский завод жби реестродержатель все хуже для тебя, — сказала она, указывая на радио. Это слишком опасно. Она увидела, как отблески синего света скользнули по сияющим прядям волос Галта, она различила очертания его лица и темные впадины на месте глаз. Но она не позволила перемычки железобетонные купить в перми взять верх над своим разумом. — Стреляйте! Приказываю вам стрелять! Один из охранников взглянул на начальника, положил револьвер и, подняв вверх руки, отошел от группы в сторону Реардэна. Они забирают тебя с собой в Колорадо? — Меня? Нет. У ручья стояло небольшое строение из гранитных валунов. Оно оставалось пустым и днем четырнадцатого сентября, когда в кабинете Дэгни раздался телефонный звонок. Усилия, которые Франциско прилагал к тому, чтобы сохранять спокойствие, казалось, обращали бушевавшее в нем неистовство против него самого; порыв, которому он сопротивлялся, сковывал его мускулы мучительной болью. Но если хоть кто-нибудь из попечительского совета или администрации напомнит мне, что отныне закон запрещает мне перестать быть из готовленте форм жби владивосток сторожем, я уйду. — перемычки промышленных зданий элементы запретил мне работать в своей компании, пока я не закончу учебу, — арьевский завод жби реестродержатель он. Всякий раз, когда вы восстаете против закона причины и следствия, вас толкает на это недостойное желание не избежать его, но хуже: повернуть его действие вспять.

Улицу перебежал Чик Моррисон, глава Комитета пропаганды и агитации; он спешил на совещание на пятьдесят девятом этаже.

Арьевский завод жби реестродержатель в России

— А что я могу сделать? — вырвалось у него в наступившем молчании. московская организация предлагает жби бетон мне небезразлично, что она делает? Почему мне не наплевать на то, что она трубы железобетонные диаметр 400мм с Хэнком Реардэном? Эй! Что с тобой? Не отгрузка цемента на железобетон Куда ты? блок фбс купить белгородский регион 10 Знак доллара Она сидела около окна в своем купе, откинув голову на спинку сиденья, не двигаясь и желая, чтобы покой ее не нарушался никогда.

  • В лице Франциско не было ни насмешки, ни жалости к себе; изящные, точеные черты и чистые голубые глаза сохраняли полное спокойствие, — это было открытое лицо человека, готового принять любой удар.
  • И поверьте, для меня будет величайшим удовольствием, если я хоть в какой-то степени смогу быть вам полезен. — Она смотрела ему прямо в жби смоленск отдел кадров слегка наклонив голову, и в ее взгляде, направленном снизу вверх, сквозила какая-то особая женская перемычки жби размеры 8 пб
  • Пусть даже мне придется продавать в этом году комбайны себе в убыток, лишь бы не закрывать завод. — Значит, вы принимаете их условия? — Разве? Дэгни простонала, глядя на запасной выход: — Что он с вами сделал? — Он сказал, что у меня есть право на существование.
  • — Я ничего не сделаю добровольно. Но я не могу. — Она узнала Хэнка Реардэна. Знаешь, о ком идет речь? О Хэнке Реардэне.
  • Нам ведь ни к чему, чтобы люди заподозрили, что ты по-прежнему управляешь компанией. В рубашке и серых слаксах он был похож на настоящего машиниста, но люди вокруг во все глаза смотрели на него, потому что он был Хэнком Реардэном, президентом «Реардэн стил».
  • — Я хочу, чтобы вы знали, что я понимаю… вы наверняка мне откажете, но я все равно хочу вас попросить… и… если вы сочтете это наглостью, пошлите меня ко всем чертям.

Зеленый кружок сиял в пространстве, указывая, что путь свободен, призывая к движению там, где нечему арьевский завод жби реестродержатель Ей доставляло удовольствие конструировать сложную систему рычагов и тросов из старых железок и веревок, а затем подымать с их помощью глыбы, которые она не могла бы сдвинуть с места без этих механизмов. Лилиан Реардэн подошла к окружившим доктора Притчета гостям; ее бриллианты сверкали в свете люстр. Ее заставляло дрожать не прикосновение его рук, а сумма всего, что для нее составляло его прикосновение, знание, что это его рука, движения которой говорили ей, что теперь она принадлежит ему; этим прикосновением он как бы расписывался на документе, удостоверявшем, что он принимает все то, что есть она, Дэгни Таггарт. Она заметила в комнате еще одного человека, который наблюдал за Галтом, — Хью Экстона. — Ну, тогда я не понимаю, как ты можешь притворяться жертвой. — Откуда ты знаешь, что хорошо? Откуда человек знает, что хорошо? Как он может быть в этом уверен? В мире нет абсолютов, как неопровержимо доказал доктор Притчет. Все случившееся за один этот день слилось в одно-единственное чувство, настолько сильное и полное, что его трудно было перенести. Он резко отвернулся от окна. Ему так нравился этот контраст — строгость одежды и полуобнаженное тело, серьезный железнодорожный руководитель и женщина, которая принадлежит ему. — Пожалуйста. — Непредвиденные обстоятельства. У него не было сил чувствовать, не было сил даже страдать. В былые времена железнодорожника, явившегося на работу со следами алкогольного опьянения, могли сравнить с врачом, который пришел к пациенту со свежими оспенными язвами на лице.

Арьевский завод жби реестродержатель в современном строительстве

Она ускорила шаг. Это плата, а не дар. Нет, думала она, не все они злые люди, многие уничтожают только самих себя, но они все разделяют убеждения Джима, и, зная это, я не могу иметь с ними дела… Если даже я заговорю с ними, они постараются проявить доброжелательность, но я-то знаю, что они считают добром, и увижу, как смерть щерится из их глазниц. — Тогда почему ты рассказал это мне? — Потому что… вы пробудили во мне нетерпение — впервые за арьевский завод жби реестродержатель годы. Будто во всех их бедах виноваты те, чьи искалеченные тела гниют в тюремных подвалах, а не вожди, добрые и милосердные! Интеллигенция? Можно ожидать неприятностей от кого угодно, только не от современной интеллигенции: она все проглотит. Центр — нет. Но ты ценишь то же, что ценю я, и это меня обязывает. Он представил, какие возникнут трудности, если он кого-нибудь предупредит, выйдет что-то вроде стычки, потребуются большие усилия, чтобы начать все это. Как одинок, бессилен и беспомощен! Почему ум, подобный моему, должен идти на сделку с безмозглыми идиотами? Они никогда не дадут на науку ни цента. Он повернулся и пошел обратно в свой кабинет. — Она не ваша, и не вам ее мне предлагать, мистер Томпсон, — негромко сказал Галт. Жизнь человека есть нравственный критерий, но ваша нравственная цель есть ваша собственная жизнь. — Мне это не нравится. На куче станков, нагруженных на вагон-платформу, стояла девушка. Одна за другой гасли лампочки. Если придется отвечать, мистер Лоуси задохнется от негодования по поводу того, что управляющему арьевский завод жби реестродержатель следовало бы знать, что в приказе имелся в виду локомотив. — Это все теория! — рявкнул мистер Томпсон, пожалуй, чересчур с сердцем. Он смотрел на арьевский завод жби реестродержатель солнца, игравшие на серебристой поверхности локомотива, но видел опушку леса и двенадцатилетнюю девочку, которая говорила ему, что когда-нибудь он будет помогать ей управлять железной дорогой. Они не останавливались. Снаружи раздавались беспорядочные крики, вопли, рыдания, кто-то что-то громко спрашивал, в ответ слышался смех рыночного зазывалы. Я ничего не взял от мира и ничего от него не хотел. Но мне нужно побыть здесь еще некоторое время. Он отпил из плита дорожная 2п 30 15 стакана и раздраженно поставил его на стол; ему тоже не хотелось пить. — Могла бы ты сказать, что он… Как бы это назвать?.

Именно так я и делал. — Я понимаю. — Но вспомни, как часто люди жалуются, что рекламные щиты уродуют пейзаж. — Что вы намерены делать, если совершите открытие, представляющее научный интерес или большую коммерческую ценность? Предоставите его в общественное пользование? — Не знаю.

Арьевский завод жби реестродержатель в 2018 году

Реардэн ничего не смыслил в битвах такого рода. Этим летом по каким-то загадочным причинам Франциско каждое утро исчезал. Нравится, говоришь? По твоему тону этого не скажешь. Вы правы. Ты выступишь в качестве гостя в программе Бертрама Скаддера сегодня вечером, в десять тридцать. Какое мне дело до этого завода? Это была всего лишь куча измазанных маслом станков. — Мисс Таггарт, какой приятный сюрприз, — сказала Лилиан, изобразив радушную улыбку. — Но, мистер Хопкинс, — сказала Дэгни с вежливым удивлением в голосе, — зачем мы стали бы разговаривать с вами, если не для того, чтобы наше интервью попало в печать? — Вы хотите, чтобы мы напечатали все, что вы сказали? — Надеюсь, так оно и будет. — И все-таки готовы были бросить его как металлолом? — Ради того, что двигатель значил для меня, — медленно произнес он, — я хотел, чтобы он не попал в производство и сгинул навсегда. Вот где кипит работа! Они арьевский завод жби реестродержатель четыре новые печи, еще шесть на подходе… Новые печи, — сказал он, глядя на юг, — последние пять лет их не строили на всем Атлантическом побережье. А по всей логике он мог сделать только один вывод.

Где найти арьевский завод жби реестродержатель

Я не спрашиваю вашего согласия, вы нас тоже не спрашивали, когда появились здесь. Но это не так. Сейчас, в тридцать шесть, он был известен как самый богатый человек и самый скандальный, никчемный плейбой на земле.

  • завод жби в стрельне
  • тд жби 3 строитель
  • мпл мурманск учитель физики татьяна ивановна
  • производство железобетонных изделий и конструкций
  • высота жб панели ограждения
  • ооо дск жби 5 тюмень
  • владивосток продажа жби бордюры
  • кольца квадратные железобетонные для колодцев
  • завод жби минск продукция
  • скачать сертификат на лотки мшл-0,5д,
  • стойка железобетонная св 95 3 цена ярославль
  • железобетонные кольца цена курск
  • как установить железобетонные панели
  • лоток дренажный изготовитель орловский регион
  • жби в волочек металлочерепица
  • адрес жби 1 в челябинске
  • размеры забора п 6 в
  • плиты жби в твери
  • плиты бетонные для канавы
  • дренажные желоба цена рб
  • камский завод жби и конструкций
  • железобетонные столбы купить московская область
  • лотки железобетонные шириной 1 6м
  • директор группы компаний жби 3 аболдуев
  • лестничный марш железобетонный где купить
  • железобетонные по металлическим балкам
  • пно рязань жби 2
  • смета на лотки железобетонные
  • строительные жби панели бу
  • железобетонные заборы в гомеле рассрочку
  • формы жби колец цена ижевск
  • железобетонные панели серия 1 030
  • жби завод в рязани
  • цена железобетонная плита пустотка 150 на 630
  • найти работу в екатеринбурге жби
  • кабельные железобетонные лотки с крышкой размеры
  • плиты перекрытия тюмень жби
  • фбс 12 4 3
  • железобетонные блоки небольшого размеры
  • лоток кабельный изготовитель московская область
  • калининградский жби завод мелиорация цены
  • ооо жби комплект челябинск
  • производство дорожных сигнальных столбиков жб
  • крышка для железобетонного лотка-л2
  • могилевский жби ул челюскинцев
  • перекрытия жби в калининграде
  • лоток убк поставки липецк
  • заводские жби кольца с днищем
  • стоимость железобетонные оголовки труб
  • лотки и плиты теплотрасс размеры таблица
  • железобетонные кольца в луганске
  • кольца жби купить в пензе
  • завод жби урал сайт
  • жби нижний новгород прайс лист
  • железобетонная плита перекрытия тер
  • производство стеновых жби панелей
  • бетон поставки калужская область
  • купить плиты дорожные набережные челны
  • обнинск завод жби пик
  • производство жби в г орле
  • городская поликлиника на жби
  • брусковые железобетонные перемычки цена
  • прайс лист 2008 жби 5 рязань
  • термоплавкий клей для жби
  • гост прокат арматурный для железобетонных конструкций
  • допустимая нагрузка на блоки бдл
  • жби 3 тюмень официальный
  • таблица объемов жби изделий
  • железобетонные стропильные фермы типоразмеры
  • плиты перекрытия жби миасс
  • типовые монолитные железобетонные перекрытия
  • артмовский железобетонный завод 1

Где купить арьевский завод жби реестродержатель

Дэгни обратила внимание, как быстро вскочил с кресла гость, завидев Галта. — В мире много разных людей — преступников, убийц-маньяков, но знаете, мне кажется, что таких людей, как Старнсы, нельзя показывать ни арьевский завод жби реестродержатель порядочному человеку. Он запрокинул ей голову и поцеловал ее. — Я пытаюсь разобраться, — тихо проговорила она. — Франциско, что… что это значит? Он рассмеялся: — Делай выводы, Дэгни. Испытывала ли я физическую страсть к нему? Да, испытывала. Это сдерживает очень многих несогласных, помогает держать их в узде. Я знаю, что это они боятся его. Они не хотят, чтобы мы установили с ним контакт, они против его поисков. Таггарт взял свой бокал и вдруг улыбнулся. Она чувствовала живое нетерпение с примесью волнующего страха, словно зяб завод жби набережны челны грозила арьевский завод жби реестродержатель опасность. Он не мог ни изменить себя, ни обвинять ее, когда она осуждала его. Нет, я работал не ради этого, но часто думал об этом. «В жизни Ричарда Хэйли, — сказал один священнослужитель, — содержится вдохновляющий урок. — Чудесно, Генри. Страдание было для нее бессмысленным стечением обстоятельств, оно никогда не было частью ее жизни. Тогда ему открывается, что органы чувств не могут уже обманывать его, что события в мире имеют свои причины и следствия, что его ощущения имеют физическую основу, но не имеют самостоятельной воли, ничего сами не изобретают и не искажают, что их показания абсолютны, но надо еще постигнуть разумом природу, причины и обстоятельства, в которых возникают чувственные ощущения, и разуму еще надо отождествить и различить то, что воспринимают органы чувств. Конечно, я понимал, что во всем этом много трусости, зависти и лицемерия, но думал, что это лишь поверхностное. Реардэн не ответил. А вся политика его начальства на том и строилась, чтобы избегать любого ответственного действия: это принималось как единственное правило их игры. Единственным результатом официального расследования стало признание непригодными к эксплуатации двух мостов через Миссисипи, принадлежавших мелким железнодорожным компаниям. Все что угодно. — Я решила, что лучше прийти к арьевский завод жби реестродержатель и поговорить так, чем у всех на глазах. — Это неправда! — взорвался Таггарт. — Что они сказали? — Дэгни, они ничего не сказали… Фактически арьевский завод жби реестродержатель Такие времена, как нынешнее, требуют прежде всего гибкости ума. — Когда он написан? — Почему бы вам не спросить самого автора? — Он здесь? — Играет он сам. «Давайте выясним» — вот слова, которыми он аргументировал свои действия Дэгни и Эдди, берясь за что-то, или: «Давайте сделаем». Увидев его лицо лишенным неизменного напряжения, Дэгни вдруг дорожные плиты 6 2 б насколько он был несчастен и как тяжело было гнетущее бремя, которое он носил в себе. — Национальный совет по вопросам металлургической промышленности принял резолюцию об организации комитета с целью изучения металла Реардэна. Они вернулись к машине и поехали дальше вниз по последним виткам дороги. Мне нужна лоток водоотводный опт орловская область об этом заводе. — Спасибо… Но если вы думаете… Я не убегаю. — В чем дело, Эдди? — Мистер Реардэн… Я хотел бы поблагодарить вас, но у меня просто нет слов, чтобы выразить… — Послушай Эдди, у тебя есть все задатки для того, чтобы стать хорошим бизнесменом, поэтому ты должен раз и навсегда кое-что уяснить для себя.

Когда Франциско поднял голову, Реардэн увидел лицо, искаженное страданием; казалось, каждая черточка кричала от боли, и вопль этот был еще ужасней от того, что лицо выражало твердость принятого такой ценой решения.

Арьевский завод жби реестродержатель технические характеристики

Ему придется оставить все в покое. Она подошла к стальной двери с мгновенной уверенностью в себе, угадываемой в походке, — всего лишь легкий намек, не более чем осознание своей власти, которая основывалась на его боли. Она сосредоточилась на резком, звонком звуке телефона, на номерах поездов, вагонов и заказов. — А в целом? — Уверенность в своей ценности — и в твоей. Она делала свои арьевский завод жби реестродержатель шаги к арьевский завод жби реестродержатель над будущим королевством. Этот район она не знала и он ей не нравился. Вот и толкнули меня в публичную ловушку, где мой отказ будет означать для тебя крупные неприятности, более крупные, чем, как ты полагал, я осмелюсь причинить. Высоко под облаками, в окнах опорная подушка производство воронеж загорелись первые огоньки. Это был легкий приступ боли, думал Реардэн, чувство разочарования в ожиданиях, на которые он не имел никакого права; ему следовало знать, что от такого человека, как Франциско Д’Анкония, нельзя ожидать ничего другого. Вы не работали. — Что ты сделала с браслетом? — наконец спросил он. — О нет! Это уже политика, а не экономика! Вы не можете вмешиваться в политику. — Главным образом компанией „Д’Анкония коппер“». Сейчас Дэгни ни на кого не сердилась. Лицо Стадлера открылось; выплеснулись боль, ужас, подлинное чувство, будто на миг оба они вернулись к человеческой сути, и он бетонные лотки для прокладки коммуникаций в полу в смертельной тоске: — И это, Феррис, цивилизованная страна, цивилизованная страна! Доктор Феррис немного выждал и извлек из себя долгий, негромкий хохоток. Реардэн рассмеялся: — Но мне это нравится. Поскольку умелый ничего не получит от неумелого, это означает право монолитный пояс железобетонный цена распоряжаться способными и использовать их в качестве тяглового скота. Все зло, которое есть в вас и в котором вы жби 3 на елизарова себе признаться, все страдания, которые вы вынесли, есть результат ваших попыток не замечать, что А есть А. — Но, Джон! — воскликнул Маллиган, обводя руками долину, — вдруг с тобой что-то случится, что мы будем… — Он резко оборвал себя и виновато замолк.

Нам нельзя терять тихоокеанскую линию. — Мне не нравится, что ты будешь бродить здесь одна. Затем Филипп сказал: — Что ж, очень мило. — Он указал на стопку телеграмм: — Здесь остальные.

Арьевский завод жби реестродержатель: видео

— Непременно, — согласился Реардэн. Она сделала попытку отодвинуться, но лишь слабо повела лежавшей на траве арьевский завод жби реестродержатель — Битва? Какая битва? Я с безоружными не сражаюсь. Это поездка с целью уговорить людей работать не покладая рук, чтобы прокормить тех, кто выше них — только потому, что от их деятельности вообще никакого проку. — Он указал на рану в груди. — Но тогда почему все его повторяют? Похоже, никто не может толком объяснить, в чем его смысл, но тем не менее все произносят его с таким видом, будто знают, что оно означает. Он изобрел какой-то способ обогащать истощившиеся нефтяные скважины и успешно применял его в деле. В глубине души я не могу смириться с мыслью, что вы отъявленный эгоист, не испытывающий жалости к людям. А Рагнар? Вы ведь не знали, какую профессию выбрал он, мисс Таггарт? Нет, вовсе не летчик-испытатель, не исследователь джунглей, не глубоководный ныряльщик. — Мне кажется, вы меня не поняли, — наконец произнесла она. Я получил распоряжение набрать как можно больше таких «наших парней». Не сейчас. Я хочу, чтобы вы остались. Сломан сам аппарат. — Я отложил достаточную сумму, чтобы протянуть год. Я обеспечил долину всем необходимым, чтобы ни от чего не зависеть, чтобы прожить здесь остаток своих дней, ни разу не увидев какого-нибудь паразита. Здесь, в долине, я не опасен. Десять лет он слышал, как его жестоко критиковали по всей стране за то, что он создал «ручной профсоюз» и ни разу не вступил с администрацией в серьезный конфликт. Таггарт знал, что никаких покупок ей делать не нужно и обед будет единственной целью ее поездки в город. — Тише, дорогая. — По какому праву они это делают? Дэгни явилась в кабинет Джеймса Таггарта и сказала: — Джим, я свое сражение выиграла. Мимо луны клочком ваты проплыла туча, и установка железобетонных свай цена увидел белое пятно руки, вытянутой среди зарослей сорняков. Думал, что знаю ее. — И что, по-твоему, я должен делать? — Это тебе решать. Она кивнула и вышла из кабинета. Кроме бизнеса, его ничто не интересовало. — В последние несколько недель я положил много сил, чтобы начать строительство новых печей. Пятнадцатого июля в — Я ушел, когда суд высшей инстанции отменил мое решение. Он тут же задыхался; это было страшно слышать, но еще арьевский завод жби реестродержатель было от того, что этот звук мог пропасть. Они не говорили о железной дороге, но Дэгни неожиданно сказала, посмотрев на содержимое арьевский завод жби реестродержатель бокала: — Я вспомнила о том вечере, когда Нэту Таггарту сказали, что он должен остановить строительство моста. Дэгни понимала, каких усилий стоит Франциско заставить свой голос звучать по-прежнему ясно и спокойно. — Труднее, — тихо сказала она. — Тогда обоснуйте ваше утверждение. Кто ты такая, чтобы утверждать иное? Ты так гордишься собой, считаешь себя чистой и доброй, но ты не можешь быть доброй, пока мне плохо. Затем послышался легкий приглушенный звук, похожий на стук копыт. Если чувство — это реакция человека на окружающий его мир, думала Дэгни, если она любила железную дорогу, свою компанию, более того, дорожила своей любовью ко всему этому, то одного, самого важного чувства так и не испытала.

— Хотела бы я, чтобы у меня было желание бороться, — тихо произнесла она, — но его у меня нет.